Белогривые львы. Глава 23. Чувство вины.

Опубликован 20 дней назад в Другие.

Показательный урок...

    Поделиться
Белогривые львы. Глава 23. Чувство вины.

      После завершения четвёртого тура атмосфера на арене была крайне напряжена. Многие зрители на трибунах были напуганы в связи с пребыванием Одержимого на поле боя. Команде «Свирепые» была оказана первая медицинская помощь. Больше всего пострадала Странница. Она была опытным воином, но как ни странно – обычным человеком. Меньше всего пострадал Марвис. Его основной задачей в команде была разработка стратегии, а помощь в бою он оказывал лишь издалека. Однако, несмотря на неплохую подготовку, они не смогли ничего противопоставить Одержимому, с которым столкнулись впервые в своей жизни. Лейтенант Рихтер забрал на допрос всех остальных членов дисквалифицированной команды «Джек-пот», и после долгих разбирательств отпустил. Оказалось, что и бывшие напарники Раена ничего не подозревали о его сущности. Эта новость стала шоком и для них. Ведущий пытался сгладить красноречивыми фразами атмосферу смятения на поле боя. Все ждали начала пятого тура...

      Луис был немного растерян. Почему-то его не покидало чувство вины за происходящее. Да, он был совершенно ни при чём в данной ситуации, но это как нельзя касалось его. Молодой человек ушёл с трибун и быстрым шагом направился в медицинский пункт, где приводили в порядок членов команды «Свирепые». Он смотрел на раненых из-за угла, чтобы не потревожить, но чувство беспокойства подталкивало его узнать, какого это – попасть под удар Одержимого. Последние несколько минут Луис думал о том, что с ним может случиться тоже самое, что и с Раеном. Поэтому его и терзало именно чувство вины... Вины за то, что связался с ренумом по незнанию, и по сути тоже является бомбой замедленного действия. Незнание того, что может произойти с его друзьями, находящимися рядом с ним в тот момент, не давало покоя молодому человеку.
- Эй! Что ты там встал? Либо заходи, либо вали! – заметив Луиса, крикнула Странница, которую в этот момент пыталась успокоить медсестра.

      Молодой человек медленно, словно стеснительно вошёл в помещение и оглядел пострадавших. «Свирепые» пострадали довольно таки серьёзно, но поправимо. Сломанные кости срастутся, а рваные раны украсят тела шрамами. Проблема была лишь в том, что команда должна была в скором времени выйти на арену, а в таком расшатанном состоянии шансы на победу, по сравнению с другой командой, были неравны.
- Ты из «Куатро»? Чёрный призрак, верно? – встав с кушетки, спросил Серебряный ворон.
- Да, – ответил ему Луис.

      Когда Ворон встал рядом с молодым человеком, Луис тут же почувствовал, что мужчина словно накрывает его своей невидимой аурой. Давление, которое исходило от него, не угнетало, а словно поддерживало всех и всё вокруг себя. И даже несмотря на то, что этот высокий мужчина, которому было лет под сорок, выглядел довольно равнодушным и холодным, Луису рядом с ним было комфортно.
- С чем к нам пожаловал? Хочешь пожелать удачи в следующем бою? – спросил Ворон у молодого человека.
- И это тоже, – произнёс Луис. – Я немного взволнован произошедшим. Вы как?
- Ух, ты! Беспокоишься за соперника? Как интересно, – вдруг раздался с койки в углу звонкий голос Лиса.
- Вы стали жертвами Одержимого. Неужели вам всё равно?
- Думаешь: а как бы это было, если Одержимым оказался один из нас и убил бы любого на арене? Я угадал? – произнёс Ворон, слегка улыбнувшись молодому человеку, которому сразу же стало не по себе. – В твоей голове слишком много «если», слишком много сомнений и ещё больше беспокойства. Это видно по твоим глазам. Ты волнуешься о других и это похвально… Но не выдумывай, парень. 

      Слова Серебряного ворона успокоили Луиса. Он поблагодарил мужчину и пожелал всем членам команды «Свирепые» скорее поправиться, а также удачи в следующем отборочном туре. Юноша с облегчением поспешил покинуть лазарет, но выходя из помещения, столкнулся с Лидией.
- Лидия? – удивился Луис. – Ты что, пошла за мной?
- Да, – тихо и скромно отвела девушка.
- Зачем?
- Ну… Я…
- Эй! У меня хорошие новости! – перебив девушку, соскочил с трибун и подбежал к паре Мэй, как только увидел Луиса. – Бой откладывается на час. Мы можем хорошенько отдохнуть! Давайте прошвырнёмся по городу, я знаю столько прекрасных мест! Даже несмотря на то, что уже почти стемнело, предлагаю заглянуть в…

      Лидия кончиками пальцев взяла Луиса за рукав, чтобы привлечь его внимание. В этот момент Мэя уже никто не слушал.
- Луис… Я… - девушка начала тихо говорить, но под взглядом молодого человека ей вдруг стало неловко, а дыхание прерывалось. Однако, Луис, взглянув на трибуны, перестал слушать и её, заодно с Мэем. Ему сильно захотелось кое с кем встретиться.
- Прости, Лидия. Поговорим потом, ладно? – произнёс юноша и покинул компанию своей команды, не дождавшись ответа девушки и возмущённых расспросов Мэя.

      Луис направлялся к трибунам Белогривых львов, поднимаясь по ступенькам, стараясь не толкать спускавшихся на перерыв зрителей. Многие люди, мимо которых он проходил, поддерживали его, желая ему удачи и говоря, что болеют за него. Молодой человек лишь кивал и улыбался им в ответ, а дойдя до огороженных стеной посадочных мест, сделал серьёзное лицо. Миновав ограждение, он стал подниматься по маленькой узкой лестнице, которая вывела его на главную трибуну с навесом, где в полном одиночестве задумчиво сидел де Вердье.
- Я знал, что ты захочешь со мной встретиться, поэтому и приказал выйти всем заранее, – не оборачиваясь к Луису, спокойно произнёс мужчина.
- Ты знал? – спросил молодой человек, присев на кресло, за спиной Габриэля.
- Знал «что»? Что ты придёшь, или то, что Одержимый появится?
- Последнее.
- Да, я знал. Ведь это я пропустил его на арену.
- Ах, ты ублюдок! – Луис резко встал и, перескочив через передние сидения, попытался схватить мужчину за грудки, но тот легко увернулся и пересел на соседнее кресло, словно собирался сделать так изначально.
- Не нервничай так, малыш, – Габриэль продолжал говорить спокойно и не принуждённо. – Всё было исполнено так, как и запланировано.
- Пострадали люди, чёрт тебя дери! Как ты можешь так спокойно относиться к этому?! – Луис уже начал кричать на Габриэля.
- Твоё повышение интонации раздражает мой слух. Снизойди с небес своего безобразного неоправданного поведения перед начальством.
- Ты пока мне никто!
- Какой грубый, малыш. Потом нужно будет заняться твоим воспитанием.
- Какое ещё к чёрту воспитание?! Ты чуть не убил людей там внизу!
- Твоё недовольство мне понятно, но ты зря переживаешь. Лейтенант Рихтер держал ситуацию под ещё большим контролем, чем она того требовала. Но важнее всего не то, как это случилось, важнее то, что ты усвоил из этого.
- Что?
- Это «представление» было устроено, дабы показать тебе силу и ущербность Одержимых. Как говорится: предупреждён, значит вооружён.
- Ничего не понимаю. Ты стараешься мне помочь или просто издеваешься?
- Ты ещё плохо разбираешься в людях, малыш. Иди и отдохни, у тебя скоро бой, а противник будет беспощаден.

      Луис, стиснув от гнева зубы, молча, удалился, а довольный Габриэль облокотился на спинку кресла, положив ногу на ногу. Молодой человек был очень сердит, ведь в очередной раз, пытаясь добиться от Габриэля хоть каких-либо объяснений, он снова оставался ни с чем, пока мужчина довольствовался результатом.

35 Просмотры

Страна Россия